Пишет Тед Шмидт:
12.05.2012 в 14:24


III

Сразу же после Рождества, которое Брайан благополучно пропивает у Вуди, он запирается в особняке и не отвечает на настойчивые звонки Майкла. Он жутко устал, не хочет никаких разговоров, и рассчитывает провести вечер в компании Марлона Брандо и Джима Бима. Вполне возможно, что избежать праздничной вечеринки в доме Брукнер-Новотны у него не получится, но это будет не сегодня. Вообще загадывать наперед Кинни не любил никогда: хрен знает, к чему это может привести. И хрен знает, когда закончится вся эта кромешная задница.

В большом темном особняке он чувствует себя человеком, выкинутым судьбой на необитаемый остров. Здесь холодно и одиноко, но ему почему-то не хочется ничего менять. Наверное, этот тот финал, к которому он рано или поздно должен был прийти. И да, он не будет отвечать на звонки, не будет звонить сам, и не будет думать о том, чего больше нет.

Брайан не слышит, как на улице возле дома останавливается машина и не сразу понимает, что в дверь стучат. Он бросает взгляд на часы. Почти одиннадцать. Кого это черти принесли?

Неужели все-таки Майки?

На пороге дома он видит Джастина. Он бледный и очень худой. За спиной извечный рюкзак, а левой рукой он крепко прижимает к себе ребенка...
— Я могу войти? — голос устало дрожит.

И Брайан делает шаг в сторону, пропуская ночного гостя в дом...


Кинни молча наблюдает за тем, как Тейлор неуклюже снимает с младенца его нелепые одежонки и возится на кухне с пластмассовым рожком, в котором разбалтывает одну из этих омерзительного вида детских каш. Кинни решает задать свои вопросы после того, как совершенно вымотанный Джастин уложит ребенка спать.

Но проходит полчаса, а Солнышко так и не взошло. Тогда Брайан сам заглядывает в комнату, которую предоставил своим нежданным гостям.

Джастин не раздевшись, спит, осторожно придерживая ребенка. Они лежат на большой кровати лицом к лицу, и Кинни достаточно одного взгляда, чтобы получить ответы на все свои вопросы: тот же нос, губы, разрез глаз — вне всякого сомнения, она — Тейлор.

И он честно не знает злиться ему или смеяться….

На следующий день он решает все же разозлиться. А еще лучше взять этого мелкого паразита за шкирку и трясти до тех пор, пока мозги на место не встанут. Хотя это уже ничего не изменит..

— Я думал... — глаза у Джастина, как у наказанного щенка.

— Ни хуя ты не думал! Ты просто решил, блять, завести себе игрушку!

— Она не игрушка!

— И как быстро это до тебя дошло? До того, как ты подрочил для своей ебаной подружки или после того, как понял, что вам нечего жрать?

— Никто не предполагал, что случиться кризис...

— Да надо же! И долго ты собирался морочить мне голову?

— Я хотел доказать, что смогу сам… — Джастин отвечает тихо, почти шепотом.

— И у тебя до хуя это получилось! — Брайан вдавливает окурок в пепельницу и поднимается с кресла:

— И кого же ты поставил в известность, раз уж я не удостоился этой чести?

— Маму...

— Ну это понятно. И?

— Мел.
— Вот же сука!
— Не кричи так, — умоляет Тейлор, — Проснется...

— Уложишь снова, мамочка, — Кинни выходит из комнаты, почти хлопнув дверью...

Через десять минут Джастин слышит, как за окном заводится мотор «Корвета».

Если бы только он мог разреветься громко, как в детстве, чтобы хоть кто-нибудь пожалел его, сказал, что все будет хорошо…

URL комментария